Определение по делу №33-265/2019

Определение по делу №33-265/2019

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:
председательствующего Золотаревой Ю.Г.,
судей Тараника В.Ю., Кнепмана А.Н.,
при секретаре Кузнецовой Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Ковалева А.С. на решение Биробиджанского районного суда ЕАО от 22.01.2019, которым постановлено:

Исковые требования Ковалева А.С. к правительству Еврейской автономной области, областному государственному бюджетному учреждению «Автодорпроектконтроль», управлению автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО, обществу с ограниченной ответственностью Передвижная механизированная колонна «Биробиджанводстрой» о возмещении ущерба, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, и компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Тараника В.Ю., пояснения представителя ответчиков управления автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО, правительства ЕАО Сташковой А.А., представителя соответчика ООО Передвижная механизированная колонна «Биробиджанводстрой» Бородулина А.Л., заключение прокурора Кишкуновой Л.Е., судебная коллегия

Установила:
Ковалев А.С. обратился в суд с иском к правительству ЕАО, ОГБУ «Автодорпроектконтроль» о возмещении ущерба, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия.

Требования мотивировал тем, что 17.09.2015 в 10 часов 22 минуты на участке автодороги «Биробиджан — Унгун — Амурзет» в районе 131 км произошло ДТП с участием автомобиля «TOYOTA LAND CRUISER PRADO», под его управлением. Вследствие неплавного сопряжения участка дороги с асфальтобетонным покрытием с гравийным участком, на котором имелись волнообразование и просадки, автомобиль совершил съезд в придорожный кювет с последующим опрокидыванием. В результате ДТП он получил телесные повреждения, автомобиль механические повреждения.

Просил суд взыскать с ответчиков в солидарном порядке стоимость ущерба, причинённого транспортному средству в размере 661 416 рублей, судебные расходы в размере 22 640 рублей.

Определением суда от 25.10.2018 к участию в деле в качестве соответчиков привлечены управление автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО и ООО Передвижная механизированная колонна «Биробиджанводстрой» (далее – ООО ПМК «БВС»).

Определением суда от 05.12.2018 приняты увеличенные исковые требования Ковалева А.С. к правительству ЕАО, ОГБУ «Автодорпроектконтроль», управлению автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО, ООО ПМК «БВС» о возмещении расходов на приобретение лекарств в размере 7 461 рубля, компенсации морального вреда в размере 350 000 рублей.

В судебном заседании представитель истца Александров К.А. исковые требования поддержал. Дополнительно суду пояснил, что водитель соблюдал ПДД. Ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию дорожного покрытия в части не устранения резкой просадки гравийного полотна находится в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями. Истец более 21 дня находился в болезненном состоянии, испытывал физические и нравственные страдания, в том числе из-за утраты транспортного средства.

Представитель ответчиков управления автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО, правительства ЕАО Сташкова А.А. исковые требования не признала. Пояснила, что в данном случае имело место нарушение водителем пункта 10.1 ПДД. Отсутствие знаков ступенчатого ограничения скорости не препятствовало восприятию истцом запрещающего знака «Ограничение максимальной скорости 40 км/час» и принятию мер для снижения скорости вплоть до полного торможения. Из схемы места ДТП следует отсутствие следов торможения на проезжей части от указанного знака до места сопряжения участков дороги. Наличие просадки, не соответствующей требованиям законодательства, не зафиксировано, её размеры не измерялись.

В судебном заседании представитель ответчика ОГКУ «Автодорпроектконтроль» Клименко А.С. исковые требования не признал. Пояснил, что на момент ДТП данный участок дороги был передан в оперативное управление ОГКУ «Автодорпроектконтроль», но документы о зарегистрированном праве оперативного управления отсутствовали, в связи с чем учреждение является ненадлежащим ответчиком.

Представитель соответчика ООО ПМК «БВС» Бородулин А.Л. в судебном заседании исковые требования не признал. Пояснил, что в данной ситуации водитель, заметив знаки «Ограничение максимальной скорости 40 км/час» и «Неровная дорога», имел возможность без резкого торможения снизить скорость до той, которая не позволила бы произойти ДТП. На данном участке дороги иные дорожные знаки не предусмотрены.

Прокурор Рогаль С.Г. в заключении указала об отсутствии оснований для привлечения ответчиков к гражданской ответственности за причинённый истцу материальный ущерб и моральный вред.

Истец Ковалев А.С. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещён надлежащим образом.

Суд постановил указанное решение.

В апелляционной жалобе истец Ковалев А.С. просил решение суда отменить, принять по делу новое решение.

Жалобу мотивировал тем, что изложенные в решении выводы суда не соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Вывод суда о недоказанности наличия вины ответчиков в ненадлежащем исполнении обязанностей по содержанию и эксплуатации участка автодороги, состоящей в прямой причинно-следственной связи с ДТП и возникшим ущербом, опровергается установленными по делу обстоятельствами и материалами дела: определением о возбуждении дела об административном правонарушении по статье 12.34 КоАП РФ, актом выявленных недостатков в эксплуатационном содержании автомобильной дороги, представлением прокуратуры Ленинского района ЕАО об устранении нарушений законодательства, внесённым в адрес начальника ОГБУ «Автодорпроектконтроль», постановлением по делу об административном правонарушении от 18.12.2015 № 2915.

Постановление начальника ОГИБДД МОМВД России «Ленинский» от 17.12.2015 об отсутствии в действиях ООО ПМК «БВС» состава административного правонарушения не имеет юридической силы, поскольку принято за рамками административного расследования.

Суд не принял во внимание, что участок дороги, на котором имелось сопряжение асфальтобетонного и гравийного покрытий, расположен за поворотом вне зоны прямой видимости водителя, в связи с чем предвидеть наличие на опасном участке дороги резкой просадки дорожного полотна не представлялось возможным.

Наличие резкой просадки на дороге подтверждается протоколом осмотра места административного правонарушения и показаниями свидетеля К.В. Отсутствие у инспекторов ГИБДД, оформлявших ДТП, измерительного оборудования для замера просадки не освобождает ответчика от обязанности соблюдения требований пункта 3.1.1 ГОСТа Р 50597-93.

Утверждение суда о том, что место сопряжения дороги асфальтобетонного покрытия с гравийным участком находится в зоне действия знаков 1.16 и 3.24, которые он видел, не подтверждено допустимыми доказательствами и является надуманным, поскольку истец в судебном заседании не присутствовал и был лишён возможности дать пояснения по делу.

Согласно справке о ДТП водитель ПДД не нарушал, то есть двигался с разрешённой скоростью, аварийный участок дороги находился вне зоны видимости водителя.

Таким образом, вывод суда о нарушении им ПДД, повлекшее совершение ДТП, является необоснованным.

В возражениях на апелляционную жалобу начальник управления автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО Турбин Е.Н. не согласился с её доводами. Указал, что ссылка истца на акт выявленных недостатков в эксплуатационном состоянии дороги, как на доказательство противоправного поведения ответчика, не обоснована, поскольку данный документ не содержит сведений, подтверждающих несоответствие сопряжения участков дороги требованиям ГОСТа (иным нормативным документам), а также наличие какого-либо иного дефекта дорожного полотна. Нарушение последовательности (очерёдности) размещения дорожных знаков не влияет на адекватность их восприятия водителем.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика ООО ПМК «БВС» Бородулин А.Л. не согласился с её доводами, просил решение суда оставить без изменения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчиков управления автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО, правительства ЕАО Сташкова А.А. и представитель соответчика ООО ПМК «БВС» Бородулин А.Л. возражали относительно доводов апелляционной жалобы.

Истец Ковалев А.С., представитель ответчика ОГКУ «Автодорпроектконтроль» в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, в связи с чем судебная коллегия рассмотрела дело без их участия.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения лиц, участвующих в апелляционной инстанции, заключение прокурора Кишкуновой Л.Е., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия пришла к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, и возражениях относительно жалобы.

В силу статьи 12 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» ремонт и содержание дорог на территории РФ должны обеспечивать безопасность дорожного движения. Соответствие состояния дорог техническим регламентам и другим нормативным документам, относящимся к обеспечению безопасности дорожного движения, удостоверяется актами контрольных осмотров либо обследований дорог, проводимых с участием соответствующих органов исполнительной власти. Обязанность по обеспечению соответствия состояния дорог при их содержании установленным техническим регламентам и другим нормативным документам возлагается на лица, осуществляющие содержание автомобильных дорог.

Согласно пункту 2 статьи 28 Федерального закона от 08.11.2007 № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» пользователи автомобильными дорогами имеют право получать компенсацию вреда, причинённого их жизни, здоровью или имуществу в случае строительства, реконструкции, капитального ремонта, ремонта и содержания автомобильных дорог вследствие нарушений требований настоящего Федерального закона, требований технических регламентов лицами, осуществляющими строительство, реконструкцию, капитальный ремонт, ремонт и содержание автомобильных дорог, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) установлено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно пунктам 12 статьи 1064 ГК РФ вред, причинённый личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинён не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В силу части 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Таким образом, в настоящем споре истец должен доказать факт ненадлежащего содержания участка дороги, на котором произошло ДТП, факт причинения вреда и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчиков и причинённым вредом.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 17.09.2015 в 10 часов 22 минуты Ковалев А.С., управляя автомобилем «ТОЙОТА LAND CRUISER PRADO», на участке автодороги «Биробиджан — Унгун — Амурзет» в районе 131 км, где имеется неплавное сопряжение участка дороги с асфальтобетонным покрытием с гравийным участком дороги, на котором имелись волнистость и просадки, не справился с рулевым управлением, в результате чего совершил съезд в придорожный кювет с последующим опрокидыванием транспортного средства. В результате ДТП водитель Ковалев А.С. получил телесные повреждения. Автомобиль получил механические повреждения.

Согласно заключению от 14.07.2016 № 095-15 ООО «Дальневосточный экспертно-юридический центр «Элатея» стоимость восстановительного ремонта с учётом износа транспортного средства «ТОЙОТА LAND CRUISER PRADO» на дату ДТП 17.09.2015 составила 661 416 рублей, при этом проведение восстановительного ремонта признано специалистом нецелесообразным. Стоимость годных остатков после ДТП — 179 476 рублей.

Расходы по составлению заключения составили 22 640 рублей.

По состоянию на сентябрь 2015 года автомобильная дорога «Биробиджан-Амурзет» находилась в оперативном управлении ОГБУ «Автодорпроектконтроль».

В соответствии с государственным контрактом от 16.01.2015 № 1, заключённым между управлением автомобильных дорог и транспорта правительства ЕАО (заказчик) и ООО ПМК «БВС» (подрядчик) содержание автомобильной дороги общего пользования регионального значения ЕАО «Биробиджан-Унгун-Ленинское» на участке Биробиджан-Унгун и Биробиджан-Амурзет в Ленинском и Октябрьском районах на момент ДТП осуществлялось ООО ПМК «БВС».

17.09.2015, в связи с произошедшим ДТП, инспектором ОГИБДД МОМВД России «Ленинский» К.В. возбуждено дело об административном правонарушении в отношении неустановленных должностных (юридических) лиц по статье 12.34 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее – КоАП РФ).

На основании обращения Ковалева А.С. прокуратурой Ленинского района ЕАО проведена проверка, по результатам которой 26.10.2015 в адрес начальника ОГБУ «Автодорпроектконтроль» внесено представление об устранении нарушений законодательства о безопасности дорожного движения на автомобильных дорогах, в частности, обеспечения соответствия участка автомобильной дороги «Биробиджан-Амурзет» в Ленинском и Октябрьском районах от 129 до 131 км требованиям государственных стандартов.

В результате рассмотрения представления прокурора ОГБУ «Автодорпроектконтроль» вынесено предписание подрядной организации, занимающейся содержанием автомобильной дороги «Биробиджан – Амурзет» в Ленинском и Октябрьском районах ЕАО, об установке в срок до 01.12.2015 дорожных знаков на металлических стойках: 130 км – 6.2, 1.16, 8.2.1; 131 км – 6.2, 1.16, 8.2.1.

Проанализировав материалы дела, в том числе схему ДТП, объяснения Ковалева А.С., данные им на месте ДТП 17.09.2015, акт выявленных недостатков в эксплуатационном содержании автомобильной дороги, постановление начальника ГИБДД МОМВД России «Ленинский» А.В. от 17.12.2015 о прекращении производства по делу об административном правонарушении по статье 12.34 КоАП РФ в отношении ООО ПМК «БВС», постановление инспектора ДПС ОГИБДД МОМВД России «Ленинский» К.В. от 18.12.2015 о прекращении производства по делу об административном правонарушении по статье 12.34 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, выслушав в качестве свидетелей сотрудников ГИБДД К.В., В.Н., — суд пришёл к обоснованному выводу, что истцом не представлены доказательства, подтверждающие, что действия ответчиков по содержанию данного участка автомобильной дороги находятся в причинно-следственной связи с произошедшим ДТП.

Оснований для иной оценки указанных доказательств судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с пунктом 3.1.1 ГОСТа Р 50597-93 покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин, иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств с разрешённой ПДД скоростью. Предельные размеры отдельных просадок, выбоин и т.п. не должны превышать по длине 15 см, ширине – 60 см и глубине – 5 см (пункт 3.1.2).

Правилами дорожного движения, утверждёнными Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 № 1090, предусмотрены, в частности, предупреждающий знак 1.16 «Неровная дорога» (участок дороги, имеющий неровности на проезжей части (волнистость, выбоины, неплавные сопряжения с мостами и тому подобное)), а также запрещающий знак 3.24 «Ограничение максимальной скорости» (запрещается движение со скоростью (км/ч), превышающей указанную на знаке).

В соответствии с пунктом 10.1 ПДД водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Как следует из этих требований, одним из основных факторов, который водитель должен учитывать при выборе скорости движения транспортного средства всегда и в каждом конкретном случае являются дорожные условия, то есть вид и состояние дорожного покрытия. При этом состояние дорожного покрытия не освобождает водителей, управляющих транспортными средствами, от выполнения этих требований. Критерием правильности выбора скорости является осуществление водителем постоянного контроля за движением транспортного средства и отсутствие ДТП.

В данном случае доказательства, подтверждающие отсутствие у истца возможности своевременно обнаружить опасность для своего движения либо эта опасность возникла внезапно, в материалах дела отсутствуют.

Напротив, материалами дела подтверждается, что ДТП произошло в светлое время суток, в сухую ясную погоду, с видимостью более 100 метров, в зоне действия дорожных знаков, ограничивающих максимальную скорость движения до 40 км/ч и указывающих на неровность дороги. При этом Ковалев А.С. двигался по данному участку дороги со скоростью 90 км/ч, что следует из его объяснения от 17.09.2015.

Вместе с тем наличие на дороге просадки в месте сопряжения асфальтобетонного покрытия с гравийным участком, в отсутствие сведений о её параметрах, не позволяет сделать вывод о нарушении требований пункта 3.1.2 ГОСТа Р 50597-93.

Просадка дорожного полотна, неудовлетворительное эксплуатационное состояние дорожных знаков 1.16 и 3.24, отсутствие запрещающих дорожных знаков 3.24 с применением ступенчатого ограничения скорости вину содержащей и эксплуатирующей дорогу организации, а также остальных ответчиков, в ДТП не подтверждают.

Из пояснений свидетеля В.Н. следует, что установленные на момент ДТП дорожные знаки 1.16 и 3.24 были читаемыми.

При указанных обстоятельствах ДТП, судебная коллегия находит верным вывод суда, что причинение вреда истцу возникло в результате несоблюдения им пункта 10.1 ПДД, поскольку, будучи предупреждённым о приближении неровного участка дороги на пути движения автомобиля, а также ограничении скорости 40 км/ч, Ковалев А.С. не принял возможные меры к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства, о чём свидетельствует отсутствие тормозного пути на схеме ДТП.

Суд первой инстанции также правомерно пришёл к выводу, что в настоящем случае отсутствуют достаточные доказательства наличия прямой причинно-следственной связи между действиями ответчиков в части выполнения обязанности по содержанию дороги в пригодном для безопасного движения состояния и причинённым ущербом имуществу и здоровью истца.

Указание в постановлении инспектора ДПС ОГИБДД МОМВД России «Ленинский» К.В. от 18.12.2015 о том, что привлечению к административной ответственности подлежит ООО ПМК «БВС», а также внесение прокурором представления об устранении нарушений законодательства в сфере безопасности дорожного движения, не являются препятствием для таких выводов суда при оценке всех обстоятельств ДТП.

Указанные истцом в обоснование своей позиции иные доказательства также не являются достаточными для подтверждения прямой причинно-следственной связи между невыполнением ответчиками своих обязанностей и причинением вреда истцу. В данных документах говорится лишь об отсутствии определённых дорожных знаков (ступенчатое ограничение скорости), нарушение очерёдности установки дорожных знаков 1.16, 3.24, а также о дефекте дороги в виде просадки.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не опровергают выводы суда первой инстанции и не содержат обстоятельств, которые нуждались бы в дополнительной проверке, доводы жалобы направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, правовых оснований к отмене решения суда не содержат.

Ссылку истца в жалобе о том, что он был лишён возможности дать пояснения по делу, судебная коллегия считает необоснованной.

Из материалов дела следует, что о времени и месте рассмотрения дела в суде первой инстанции Ковалев А.С. извещён через своего представителя, при этом в судебное заседание истец не явился, об отложении рассмотрения дела не ходатайствовал. Его права и законные интересы в суде на основании ордера представлял адвокат Александров К.А. Таким образом, Ковалев А.С. самостоятельно по своему усмотрению реализовал свои права, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит законных оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:
Решение Биробиджанского районного суда ЕАО от 22.01.2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу Ковалева А.С. – без удовлетворения.

Председательствующий Ю.Г. Золотарева

Судьи В.Ю. Тараник

А.Н. Кнепман